Кому понадобился миф о «Сталинском большом терроре?», который на самом деле не Сталинский, и не большой, и не террор.

Террор всегда демонстративен. Это прямой эфир и взятие ответственности за содеянное.

А тут Хрущев открыл репрессии, и слушатели его секретного доклада слушали и [удивлялись]. «Ух ты, вот оно, оказывается, как было-то! Среди нас, оказывается, жили жертвы Сталинизма!»

Потом выплыло «облако в штанах», гнида Яковлев, архивариус перестройки, и в содружестве с американскими экспертами и «мемориальным» обществом открыл «специальные» архивы, нашел «секретные папки» и приволок «подколотый, подшитый материал», включая статистические выкладки и особо секретный приказ Ежова № 447, о котором не знал даже начальник Управления НКВД по Дальнему Востоку Люшков Генрих Самойлович, сбежавший в Японию, хотя должен был быть его секретным адресатом в числе других начальников Управлений. А он японцам о разных «зверствах» Советов наговорил, а про приказ Ежова, самый зверский из всех зверств, умолчал, так как умел хранить секреты.

В том числе Яковлев впервые обнародовал цифры жертв за период 1930 — 1953 — 2 578 592 репрессированных, в том числе 786 098 человек расстрелянных. Против статистики не попрешь. Цифры вещь упрямая. Форма. О ней подробнее ниже.

Сейчас лишь один формальный нюанс. А почему террор-то имени Сталина?

Сталин в «роковом» 37 был лишь «рядовым» секретарем ЦК, одним из 5. Тот же Ежов был и секретарем ЦК, и наркомом НКВД, то есть, формально, был круче Сталина.

Так зачем Яковлеву и К° понадобились ужасы Сталинского большевизма? Да чтобы народ, очертя голову, бросился в светлое демократическое будущее от прошлой красно-коричневой чумы, и будущие бенефициары «России демократического выбора» могли смело утверждать: «вот де 30 лет блаженствуем в мире и согласии, а могли бы и до сей поры подвергаться Сталинским репрессиям».

В совсем новейшей истории операция, подобная Яковлевской была проделана с Камбоджой-Кампучией, на которую американцы сбросили больше бомб, чем на Германию во вторую мировую, и «залили» ихние джунгли своим излюбленным «Оранжем» (не путать с «фейковыми» химтрейлами), при этом, как водится, не пострадал ни один мирный житель.

А Пол Пота обвинили в убийстве мотыгами 3 млн сограждан, а он, всего на всего, взорвал на [совсем] Центральный Банк Камбоджи и обрушил «свободные рыночные» цены. Это, безусловно, страшное преступление перед человечностью!

Вернемся к цифрам репрессированных Сталиным. Здесь непререкаемый авторитет, конечно, Земсков.

На него ссылаются и «красные», и «белые», за исключением отмороженных адептов секты Солженицына. И те, и другие сходятся во мнении, что Земсков сосчитал правильно. Но здесь важнее, как проголосовали, хотя, кто именно подсчитывал тоже важно.

Что такое Земсков и что он, собственно говоря, сделал? Слово гражданину Вассерману с его девственно незамутненным восприятием действительности.

«Ему можно верить хотя бы потому, что он (Земсков) готовил статистические данные для суда над КПСС, который „демократы“ хотели провести в начале 90-х годов. А поручили эту работу именно ему, поскольку он слыл ярым антисталинистом. Земсков сравнил архивы разных ведомств и установил, что число смертных приговоров с 1922 года (тогда был принят новый Уголовный кодекс) по статьям „Измена родине“ и „Бандитизм“ за все время составило примерно 800 тысяч. Из них минимум сто тысяч не приведены в исполнение».

Фактически исчерпывающая характеристика Земского. А назначили его «козленком», который умел считать репрессированных, чтобы он своим профессорским историческим званием придал видимость научности изысканиям Яковлева.

Кстати, почему дело КПСС так и не перешло в стадию «откровенного правосудия». Риск существовал разоблачения фальшивых «оперативных приказов о репрессиях».

Вспомните Катынское дело, возбужденное военной прокуратурой ССССР в лихие 90-е (не чем было заняться, кроме как) по факту убиения польских офицеров. Тоже не довели до суда, хотя расследовали 14 лет. И это не только потому, что у поляков кончился бюджет. Тот же Илюхин указывал конкретные признаки фальсификации «преступного приказа» Берии, но потом почему-то умер.

Тем не менее «объективный» Земсков вынес свой, не подлежащий обжалованию приговор:

«Польские офицеры, расстрелянные в Катыни, тоже включены в ЧГК (Чрезвычайная Государственная Комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков) в общее число жертв фашистского геноцида, поскольку это преступление высшего советского руководства было тогда приписано гитлеровцам».

«Как сладостно Отчизну ненавидеть!»

А действительно, чего вы, господа демократы, не идете в суд с этой темой? По Катыни же дело возбуждали, давайте, по Бутовскому полигону, например, пройдитесь. Там, «как всем известно» захоронение масс, убитых кровавыми чекистами. Давайте, эксгумируйте, экспертируйте, добейтесь окончательного торжества справедливости. Нет, говорят, останки трогать нельзя, даже какую-то церковь воздвигли для Новомучеников. Да чего нельзя-то? Вон «царскую семью» сколько раз раскапывали и гром Божий не грянул.

Или боитесь, что удастся установить, что это захоронение немецких военнопленных, лагерь которых был в тех местах?

(продолжение следует)

Публикации экспертов

Время Сталина