Публикации экспертов

Много изменений такого законодательства произошло весной 2022 года, официально как «антисанкционных». Соответственно летом 2022 года изменения были не столь значительны, как в предыдущие годы, но и среди них есть существенные:

 - ФЗ от 14 июля 2022 года № 284-ФЗ. Обновил правила о публичных сервитутах для линейных объектов и об охранных зонах газопроводов. Однако нужно иметь ввиду, что правительственным планом и законопроектом с 2023 года намечена отмена охранных зон газопроводов.

 - ФЗ от 14 июля 2022 года № 312-ФЗ. Внёс множество изменений в правила образования и использования земельных участков для садоводства. 

 - ФЗ от 14 июля 2022 года № 316-ФЗ. Изменил правила оборота земель сельскохозяйственного назначения в части крестьянских хозяйств и выражения земельных долей. 

 - ФЗ от 14 июля 2022 года № 332-ФЗ. Изменил правила аренды земельных участков и прочей недвижимости для организаций торговли и общественного питания.

 - ФЗ от 14 июля 2022 года № 350-ФЗ. Предписал Правительству РФ утвердить критерии отнесения объектов на земельном участке к вспомогательным. Поскольку такие объекты освобождены от разрешений на строительство и ввод в эксплуатацию и множества других сопутствующих документов, обоснование объекта вспомогательным удешевит и ускорит его размещение.

 Бюро может оказать услуги по этим и другим актам соответствующего законодательства.

Конспирологическая версия будущего предполагает, что на развалинах традиционного энергетического рынка утвердятся новые технологии производства энергии (управляемый ядерный синтез и тесловское изъятие мощностей из эфира). И это составляющая глобального плана, для реализации которого европейские политики играют роль «полезных идиотов». С традиционной точки зрения, оперирующей общеизвестными «наличными» фактами, верхние этажи общеевропейского дома населены идиотами самодостаточными, обрекающими «жильцов» своего ЖЭКа» на катастрофу. Предлагаем вашему вниманию доклад Юрия Алексеевича Зайцева о состоянии и перспективах европейского газового рынка, поведанный сотрудникам Адвокатского Бюро «Казаков и Партнёры».

Управляющий Партнер АБ «КиП» Д.В. Казаков

Немного о природном газе в Европе

Автор: дипл-инженер, экс-советник ген.директора «Газпром экспорт» Ю.А. Зайцев

  • Мировое потребление газа в 2021 году составило более 4 трлн. м³ (отчет ВР).
  • Спрос на газ в Европе достиг максимального уровня за последние 10 лет. Добыча газа в мире составила 4,037 трлн. м³.
  • Спрос на газ в Европе вырос на 5,7% за последние 10 лет — это более 571 млрд. м³/год.
  • Собственная добыча в Европе упала до минимума с 1975 г. и составила 210,4 млрд. м³ (ВР).
  • Европа импортировала в 2021 г. 341 млрд. м³, в т. ч. из Норвегии 113 млрд. м³.
  • По трубопроводам импорт составил 232,8 млрд. м³, в т. ч. 167 млрд. из России.
  • 108,2 млрд. составили поставки в виде СПГ.
  • В общем, доля газа из России (труба + СПГ) составила 37% от общего объема потребления Европы.
  • В лучшие годы поставки и продажи газа из России (трубопроводного) в Европу составляли около 200 млрд. м³ в год!

Как видно, европейский рынок газа для Газпром (монополиста) является ключевым!

Именно поэтому в течение последних 50-ти лет, начиная с премьерства А. Н. Косыгина, Газпром настойчиво и последовательно строил магистральные газопроводы для поставок газа на рынки Европы (см. карту газопроводов в приложении). В итоге построена и прекрасно работает сеть магистральных газопроводов от промыслов, где добывается газ и до рынков сбыта в Европе.

Работают три коридора:

  • Северный — газопроводы:
    • Ямал-Европа,
    • Северный поток I,
    • Северный поток II*
  • Центральный — многониточная (до 10 ниток) система газопроводов через Украину, Словакию и далее.
  • Южный — газопроводы:
    • Голубой поток,
    • Турецкий поток,
    • Балканская система газопроводов.

Общие выводные мощности около 200 млрд. м³/год.

Экспортная система газопроводов закольцована (см. карту), что позволяет перебрасывать потоки газа в разных направлениях и резко повышает надежность.

В последние 10 лет в России введены мощные морские системы газопроводов:

  • Голубой поток — 16 млрд.
  • Северный поток — I — 55−60 млрд.
  • Турецкий поток — 33 млрд.
  • Северный поток- II* - не сертифицирован!

Газпром создал и они успешно работали 3 диспетчерских центра в Берлина, Вене, Софии.

Эти центры в круглосуточном режиме обеспечивали исполнение контрактных обязательств Газпромэкспорта по поставкам газа около 20 странам Европы.

В ряде стран Европы были закупаемы мощности подземных хранилищ газа, что позволяло безупречно выполнять контрактные обязательства.

В Германии (Берлин) и Великобритании (Лондон) были созданы структуры, которые непосредственно осуществляли работу с покупателями газа Европы (Газпром Германия, Газпром маркетинг Лондон).

Однако, действовавшая безотказно система торговли газом на европейском рынке, начиная с 2005 года начала серьезно меняться. В Евросоюзе началось внедрение в практику новых положений 3-го энергопакета. Создавались «хабы», где продажа газа осуществлялась с учетом новых требований к контрактам. Газпром на том этапе активно работал по адаптации к новым требованиям. В 2003 г. в Австрии, в Баумгартене был торжественно открыт центрально-европейский хаб, где шла торговля практически только российским трубопроводным газом. Однако, руководство ЕК не позволило Газпрому стать полноправным участником этого центра. Тем не менее, Газпром уверенно адаптировался к новым условиям и оперативно внес необходимые изменения в контракты. Увеличилась доля спотовых сделок и др. Попытки Еврокомиссии обвинить Газпром в монополизме не увенчались успехом (во многом благодаря грамотной работе руководителя рабочей группы от Газпрома А. Н. Медведева и конструктивного подхода к делу г-жи Вестагер от Еврокомиссии).

Однако, наиболее разрушительное воздействие на многолетнюю систему торговли газом в Европе произошло при последнем составе руководства Евросоюза. Лидером по части сломки стали новые руководители Германии (коалиция социал-демократов и зеленых). Они весьма своеобразно толковали решения Парижского соглашения о климате и и протащили ряд законов об ускоренном отказе от ископаемых видов топлива, запрете на финансирование разведки и добычи нефти и газа и др.

Проблема в том, что решения не были подкреплены грамотным и трезвым расчетом по обеспечению энергией европейских потребителей. И, как следствие этого, в энергобалансе Европы образовались практически неразрешимые проблемы. Уже этой зимой в Германии, Франции, Чехии, Словакии и ряде других стран будут веерные отключения от газа промышленных предприятий, а затем и бытовых потребителей.

Глупая, бездарная борьба против строительства газопровода Северный поток-II, задержка с поставкой отремонтированных двигателей в Канаде с Компрессорной станции «Портовая», где Северный поток -I, тяжелые аварии на заводе по производству СПГ в Техасе (США), длительный простой завода по производству СПГ в Норвегии — все эти факторы привели к серьезному дисбалансу по производству и потреблению энергии в Европе! Как результат — на электростанциях опять потребляют уголь!

Нельзя не отметить особую деструктивную роль в разрушении ранее успешно работавшей системы энергоснабжения Европы, руководителей ЕК, Германии, Польши и Украины.
Особо отмечается Украина, которая снизила собственную добычу газа с 19,0 млрд./год до 12,0 млрд./год в 2021 году!

Руководство ФРГ неправомерно поступило в части наших структур, работавших в Европе, таких как Газпром Германия и Газпром маркетинг и трейдинг (Лондон). Готовятся новые провокации, так называемая «сертификация» операторов подземных хранилищ газа в Европе. Ясно, что это попытка убрать российских операторов с рынка. Будут и новые подлости.

Руководство Еврокомиссии и лидеры ряда стран-потребителей российского газа наперебой заявляют о полном отказе от газа в пределах 2023−2025 годов! В этой части идет соревнование и в лидерах как всегда Польша, Чехия и др.

Появляются и трезвые голоса, в основном руководителей промышленности и ряда нефтегазовых компаний. Так, г-н Ройсс, бывший председатель правления Австрийской нефтегазовой компании «OMV» выступил в печати и напомнил, что у Австрии обязывающий контракт с Газпромом на 6,0 млрд. м³/год до 2040 года!

Вице-канцлер Германии г-н Р. Хабек, который всюду заявлял, что договорился с Катаром о поставках СПГ взамен российского газа, сильно прокололся. Катар заявил, что готов к увеличению поставок и частичному покрытию дефицита газа в Европе, но для этого надо вложить в освоение новых газоносных площадей около 200,0 млрд. долларов инвестиций и подписать контракты с покупателями на сроки не менее 20 лет!

Резко встревожились руководители гигантов промышленной индустрии Германии, в т. ч. «БАСФ», где уже есть угроза остановки около 200 производств, руководители «Фольксваген», «Маннесманн» и других, где газ напрямую участвует в процессе производства. Процесс банкротства мелких фирм нарастает.

Тщетные попытки ряда руководителей ЕК и стран заполучить дополнительные объемы газа начиная с этой зимы закончились крахом.

Каспийские месторождения «Шах-дениз II» не могут дать дополнительные объемы, Туркменский газ законтрактован китайцами, Норвегия работает на пределе и более 105 млрд. м³/год дать не может! Европейский «Гронингем» в полуаварийном состоянии, британские мощности по добыче бесперспективны, Алжир давно разделен Италией и Францией и идет драка за объемы газа и т. д. Как говорят, «картина маслом».

Где выход из этой ситуации? И есть ли он?

Выход есть и он совершенно реален для трезвомыслящих руководителей!

— Перестать фантазировать о разрезании немецкого участка газопровода Северный поток — II и заполнении его сжиженным газом! Это в техническом плане глупо и юридически безграмотно!
— Хватит дурить народ и заявлять в течение длительного времени, что немецкое правительство ведет диалог с министерством природных ресурсов Канады о путях решения проблемы с возвратом отремонтированных двигателей поставки компании «Siemens» для К С Портовая газопровода Северный поток — I.

Проблема легко решается путем исключения этой продукции из канадских санкций одним письмом-распоряжением властей Канады.

Сразу отпадут спекуляции о том, будет ли Газпром после плановой остановки на техобслуживание в июле с.г. поставлять газ по газопроводу Северный поток-I или не будет. Запуск КC «Портовая» на полную мощность в объеме 165−170 млн. м³/сутки позволит спокойно закачать в подземные хранилища Европы запланированные объемы газа. Отпадет проблема транзита через Украину, где полуживая линейная часть и полностью выработавшие ресурс газовые турбины едва справляются с текущей нагрузкой.

Для этого нужна политическая воля руководства Еврокомиссии («и разрешение администрации США»). Статистика показывает, что дополнительных ресурсов по поставкам американского СПГ в Европу нет, (да еще и авария в Техасе) и не будет!

Что касается избыточных мощностей трубопроводов Газпрома, то А. Б. Миллер в июне с.г. заявил, что часть объемов (одна нитка) Северного потока-II пойдет для потребителей северо-запада России, а остальная часть для усиления темпов газификации регионов России и закачки в подземные хранилища.

А что будет за пределами 2022 — 2023 годов?

Из сказанного выше вытекают контуры прогноза.

  1. В течение 2023−2027 годов сохраняются объемы экспорта в Европу на уровне действующих контрактных обязательств в объеме 100−120 млрд. м³ предположительно. Для этого у Газпрома есть объемы добычи и мощности газопроводов для поставок.
  2. Необходимо ускорить создание новых систем газопроводов для поставок в Китай (50 млрд.) по новому маршруту. Здесь нас ждут огромные трудности, т.к. китайцы очень трудные партнеры и им не надо торопиться.
  3. Крайне важно запустить в работу в период 2024−25 годов комплекс по переработке газа на 45 млрд./год в Усть-Луге, хотя партнер «Linde» вышла из соглашения и отозвала свои компетенции по выделению этана из газа. В части Амурского химического комплекса не менее важно извлечение этана и гелия перед пересечением нашего газа китайской границы.
  4. Не менее важно Газпрому, в плане действующей структуры адаптироваться к новым условиям, имея в виду предприятия на местах и собственно аппарат общества!

Вопрос: Почему мы остановили польский газопровод Ямал-Европа, но поставляем газ через Украину?

Ответ: По газопроводу Ямал-Европа у нас нет конкретных обязательств поставлять газ с 2022 года. Через Украину мы обязаны поставлять газ до 2024 года, что мы и делаем.

Вопрос: Куда девать излишки газа (добыча около 500 млрд./год):

Ответ: Я уже говорил — ускоренная газификации России, поиски новых покупателей в Азии. Но быстро это не получится, т.к. к экспорту в 200 млрд. м³/год мы шли около 40 лет.

Спасибо!

  • 4 трлн. м³ мировое потребление газа
    в 2021 г.
  • 4,037 трлн. м³ добыча газа в мире в 2021 г.
  • 571 млрд. м³/год спрос на газ в Европе в 2021 г.
    5,7% за последние 10 лет
  • до 210,4 млрд. м³ упала собственная добыча в Европе
  • 341 млрд. м³ импортировала Европа в 2021 г., в т.ч. из Норвегии 113 млрд. м³
  • 232,8 млрд. м³ составил импорт по трубопроводам, в т.ч. 167 млрд. из России
  • 108,2 млрд. составили поставки в виде СПГ
  • 37% от общего объема потребления газа в Европе составили поставки из России
  • 200 млрд. м³/год составляли поставки и продажи газа из России (трубопроводного) в Европу в лучшие годы

Станислав Дабижа

При отправлении правосудия  суд должен опираться на доказательства, соответствующие положениям статей 59 и 60 Гражданского процессуального кодекса (далее – ГПК РФ) об относимости  и допустимости доказательств.

Судебное решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости [1].

Согласно части 1 статьи 55 ГПК РФ, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Предусмотренное статьей 86 ГПК РФ экспертное заключение  является одним из весомых доказательств в гражданском процессе, а в ряде случаев — необходимым доказательством [2].

Особое доказательственное значение заключения эксперта обусловлено двумя обстоятельствами: во-первых, данное доказательство позволяет суду ответить на вопросы, исследование которых требует специальных знаний; во-вторых, судебная экспертиза подразумевает проведение исследований, назначенных по строго установленной процессуальной форме, которая должна гарантировать полноту и достоверность результатов.[3]

В литературе отмечается, что заключение эксперта есть единство фактических данных (вывода эксперта, в нем содержащегося) и формы их выражения вовне (соответствие заключения требованиям процессуального закона). При этом и форма, и содержание одинаково важны при определении доказательственной силы заключения эксперта[4].

В силу части 3 статьи 67 ГПК РФ суд оценивает не только относимость, допустимость доказательств, но и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Достоверность -  качество доказательства, характеризующее точность, правильность отражения обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Достоверно то доказательство, которое содержит правдивую информацию о действительности.[5]

В свою очередь, одной из гарантий достоверности заключения эксперта призвано служить предупреждение эксперта об уголовной ответственности по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) за дачу заведомо ложного заключения (часть 2 статьи 80 ГПК РФ, абзац 7 статьи 25 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).

Представляется, что сам по себе факт предупреждения эксперта об уголовной ответственности не может являться гарантией полноты и научной обоснованности результатов экспертизы[6]. Особенно с учетом того, что статья 307 УК РФ предусматривает наличие в действиях эксперта прямого умысла, когда эксперт осознает, что заключение, которое он дает, является ложным, и желает давать именно такое заключение[7]. При этом доказать прямой умысел в подобных случаях достаточно сложно, ведь недостоверность результатов исследования всегда может объясняться научной ошибкой.[8]

Несмотря на это, в силу требований закона предупреждение эксперта об уголовной ответственности является обязательным и должно подтверждаться соответствующей подпиской, отсутствие которой служит основанием для признания экспертного заключения «ненадлежащим» доказательством[9] .

Доказательства, включая заключение судебной экспертизы по делу, должны соответствовать требованиям ГПК РФ и иных федеральных законов. Согласно части 2  статьи 55 ГПК РФ, доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

Указанные выше нормы права носят императивный характер и, следовательно, эксперт в обязательном порядке должен быть предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Помимо ГПК РФ нормы, предусматривающие обязательное предупреждение эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, содержатся и в других процессуальных законах, в том числе: в части 5 статьи 55 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пункте 5 части 1 статьи 204 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в части 16 статьи 49 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Исходя из содержания статьи 80 ГПК РФ, об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается непосредственно судом или руководителем судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом этого учреждения.

Согласно абзацу 7 статьи 25 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» предупреждение эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения должно быть отражено в заключении эксперта или комиссии экспертов.

Статьей 14 указанного закона № 73-ФЗ установлена обязанность руководителя экспертного учреждения по поручению органа или лица, назначивших судебную экспертизу, предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, взять у него соответствующую подписку и направить ее вместе с заключением эксперта в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу.

Отсутствие в экспертном заключении отражения предупреждения эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения  свидетельствует о том, что указанное заключение эксперта не соответствует требованиям ГПК РФ и иных федеральных законов и не может быть признано в качестве доказательства, отвечающего требованиям главы 6 ГПК РФ. Например, как следует из определения  Второго кассационного суда общей юрисдикции  от 11 марта 2021 г. по делу № 88-5724/2021 по делу № 2-3379/2019, суд кассационной инстанции не согласился с  выводом суда первой инстанции о том, что «формальное отсутствие подписи эксперта в подписке об уголовной ответственности, являющейся составной частью экспертного заключения, не может свидетельствовать о недействительности экспертного заключения, поскольку оно в целом подписано экспертом и скреплено печатью экспертного учреждения, что подтверждает обстоятельство предупреждения эксперта в установленном законом порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения».

Аналогичный подход отражен в апелляционном определении Ставропольского краевого суда от 19 октября 2016 г. по делу № 33-8651/2016 в котором суд, указав, что согласно части 2 пункта 5 статьи 25 Федерального закона от 31.05.2001 № 73--ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в заключении эксперта или комиссии экспертов должно быть отражено предупреждение эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения и установив, что в дополнении к заключению эксперта нет сведений о предупреждении эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, решил, что выводы суда о стоимости спорного имущества основаны на недопустимых доказательствах, в связи с чем они не могут быть признаны законными и обоснованными.

Данный вывод подтверждается позицией Верховного Суда Российской Федерации. Например, Верховный Суд Российской Федерации в Определении от 21 ноября 2016 г.
№ 5-КГ16-155, отменяя судебные акты нижестоящих инстанций и направляя дело на новое рассмотрение в районный суд, помимо прочего установил, что положенное в основу выводов судов экспертное заключение федерального государственного бюджетного учреждения «Научно-исследовательский институт труда и социального страхования» Министерства труда и социальной защиты РФ составлено без соблюдения требований законодательства - лица, подписавшие экспертные заключения, судом не предупреждались об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения (в экспертных заключениях нет соответствующих подписей экспертов).  С учетом этого Верховным Судом признан неправомерным вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что экспертное заключение отвечает требованиям, предъявляемым законодательством к экспертному заключению, и является допустимым доказательством по делу.

В соответствии со статьей 87 ГПК РФ в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

Верховный Суд Российской Федерации в своем определении  от 15 февраля 2022 г. № 69-КГ21-16-К7 отмечает: «вывод суда первой инстанции сделан в нарушение требований статей  67, 198 ГПК РФ, поскольку оценив указанное заключение эксперта и признав его достоверным доказательством, несмотря на то, что эксперт не был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, суд не оценил достоверность данного доказательства с точки зрения полноты, всесторонности и объективности проведенной экспертизы, а также его соответствия иным доказательствам». Направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в данном определении указала, что в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Из приведенных норм процессуального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года № 23 «О судебном решении», можно сделать вывод, что выявление пороков экспертного заключения (недостаточная ясность или неполнота заключения эксперта, возникновение вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств дела, сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличие противоречий в выводах эксперта) могут повлечь последствия, предусмотренные статьей 87 ГПК РФ, в виде назначения повторной экспертизы.

Вместе с тем, анализ судебной практики по гражданским делам свидетельствует о том, что суды не всегда приходят к выводу о необходимости назначения повторной экспертизы при обнаружении недостатков экспертного заключения, связанных с подпиской эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Следует отметить, что действующее законодательство не предусматривает требований к форме такой подписки (изложение в виде отдельного документа, указание на дату подписки и т.д.), устанавливает  лишь обязательность наличия подписки эксперта о предупреждении его об уголовной ответственности, но не определяет дату и порядок составления такой подписки.[10]

В связи с этим многие суды не придают большого значения дате составления подписки, а также ее расположению в тексте заключения.

Нижегородский областной суд в апелляционном определении  от 9 октября 2018 г. по делу № 33-11673/2018 указал, что ссылка в апелляционной жалобе на то обстоятельство, что подписка отобрана у эксперта в день окончания проведения экспертизы, не является основанием для признания заключения эксперта доказательством, не отвечающим требованиям статьи 67 ГПК РФ.

Санкт-Петербургский городской суд в апелляционном определении от 27 июня 2019 г. № 33-10771/2019, указал, что то обстоятельство, что подписка эксперта выполнена на одном листе с заключением эксперта, оконченного 21.01.2019, не свидетельствует о том, что эксперт предупреждался об ответственности после проведенного исследования.

В ряде случаев суды расценивали такие недостатки подписки, как отсутствие подписи, указание  даты подписки, не соответствующей периоду проведения экспертизы, или датирование последним днем проведения экспертизы как устранимые технические ошибки в экспертном заключении.

Например, Четвертый кассационный суд общей юрисдикции в определении от 3 марта 2022 г. по делу № 88-4551/2022 указал, что вопреки доводам кассационной жалобы эксперт, проводивший повторную судебную экспертизу, предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ. Указание даты предупреждения эксперта об ответственности, не соответствующей периоду проведения исследования, с безусловностью свидетельствует о технической ошибке, допущенной при составлении подписки.

Аналогичные выводы содержатся и в постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 мая 2018 г. по делу № А45-25824/2016: не соглашаясь с доводами истца о том, что в представленном экспертном заключении отсутствует подпись одного из экспертов о предупреждении его об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, апелляционный суд исходил из того, что в пояснениях к расписке экспертов о предупреждении их об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения было сообщено, что в связи с технической ошибкой в материалы дела была приложена расписка, не содержащая подписи одного эксперта. Эксперты были предупреждены об уголовной ответственности и в ходе их допроса в судебном заседании данный факт подтвердили.

Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 10 декабря 2013 г. по делу № А21-11429/2012 не нашел оснований считать отсутствие записи о предупреждении эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения при проведении экспертизы существенным нарушением, поскольку оно устранено в ходе судебного разбирательства: по запросу суда апелляционной инстанции ФГУП «АтлантНИРО» представило соответствующую подписку эксперта.

Вместе с тем, в судебной практике встречается и иной подход. Судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда в апелляционном определении по делу №  33-2656/2020 не согласилась с выводами нижестоящего суда. Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заключение эксперта в целом соответствует требованиям закона, неясностей и противоречий не содержит. Эксперт в судебном заседании сделанные в экспертном заключении выводы поддержал. Подтвердил, что он перед началом экспертизы был предупрежден об уголовной ответственности по статье 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения. Заключение эксперта принято судом в качестве надлежащего доказательства. При этом суд указал, что отсутствие подписи эксперта в подписке об уголовной ответственности, не может свидетельствовать о недействительности заключения эксперта, подписанного экспертом и скрепленного печатью экспертного учреждения.

В свою очередь суд апелляционной инстанции, принимая во внимание положения статьи 80 ГПК РФ, абз. 7 статьи 25, абз. 2 статьи 41 Федерального закона от 31.05.2001
№ 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», учитывая, что в поступившем в суд заключении эксперта отсутствовала подпись эксперта о предупреждении об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, подписка эксперта о предупреждении об уголовной ответственности содержит подпись эксперта, выполненную уже  в судебном заседании, пришел  к выводу, что указанное заключение эксперта не соответствует требованиям ГПК РФ и иных федеральных законов и не может быть признано в качестве доказательства, отвечающего требованиям главы 6 ГПК РФ.

Применительно к целям  предупреждения эксперта об уголовной ответственности, суды также признают достаточным наличие такого предупреждения в самом определении о назначении экспертизы.

Седьмой кассационный суд общей юрисдикции в определении от 24 февраля 2022 г. № 88-3299/2022, признавая несостоятельными доводы кассационной жалобы об отсутствии в материалах дела расписки эксперта о предупреждении последнего об уголовной ответственности, указал, что предупреждение эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по статье 307 УК РФ содержится в определении суда, представленное заключение эксперта подписано последним. По мнению суда, отсутствие даты подписания заключения о недопустимости данного доказательства, не свидетельствует.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в апелляционном определении от 12.10.2021 по делу № 33-15260/2021 указала, что эксперт был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения определением суда от 07.04.2021 по делу № 2-191/2021, ссылка на которое имеется в заключении. Заключение подписано в  установленном порядке, прошито, пронумеровано и заверено печатью эксперта, поэтому признано судом допустимым доказательством.

Необходимо отметить, что к похожим выводам приходят и арбитражные суды. Например, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в своем постановлении  от 17 октября 2019 г. по делу № А45-7142/2017 указал: «довод заявителя о том, что заключение эксперта не может быть признано допустимым доказательством, так как эксперты не предупреждены об уголовной ответственности был рассмотрен апелляционным судом и обоснованно отклонен как опровергающийся материалами дела, поскольку эксперты с учетом положений части 4 статьи 82, пункта 4 части 2 статьи 86 АПК РФ были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения в соответствии со статьей 307 УК РФ, к заключению экспертизы приложено соответствующее определение суда первой инстанции об этом, на котором содержится подпись проводивших исследование экспертов, и что образует необходимую расписку экспертов в предупреждении об уголовной ответственности и не лишает заключение эксперта доказательственного значения, оценка которому судами дана наряду с другими доказательствами по делу».

Аналогичные выводы содержатся в постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25 мая 2018 г. по делу № А45-25824/2016: суд установил, что определением о назначении экспертизы указано, что проведение судебной экспертизы по делу поручается государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования Новосибирский государственный архитектурно-строительный университет. В определении обозначены вопросы, поставленные на разрешение эксперта, а также указано, что эксперты государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования Новосибирского государственного Архитектурно-строительного университета, которым будет поручено проведение судебной экспертизы, предупреждаются об уголовной ответственности по статье 307 УК РФ за дачу заведомо ложного экспертного заключения. Более того, по инициативе истца эксперты были вызваны в судебное заседание для уточнения у них вопроса о том, предупреждены ли они об уголовной ответственности. Учитывая эти обстоятельства кассационный суд признал выводы нижестоящих судов обоснованными.

В дополнение необходимо отметить, что аналогичные выводы суды делают и при рассмотрении уголовных дел. Так, Третий  кассационный суд общей юрисдикции в определении от 25 марта 2021 г. по делу № 77-509/2021, отклоняя доводы жалобы, обратил внимание на то, что эксперт при допросе в судебном заседании апелляционной инстанции подтвердил свои выводы, изложенные в экспертных заключениях, указал, что был предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, поскольку согласно постановлению следователя о назначении судебно-медицинской экспертизы эксперту разъяснены права и обязанности, предусмотренные статьей 57 УПК РФ, а также уголовная ответственность по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения, а отсутствие сведений об этом в заключениях является технической ошибкой. При этом суд отметил, что заключение эксперта содержит ссылку на вышеуказанное постановление следователя. Кроме того, перед дачей показаний в суде апелляционной инстанции данный эксперт также был предупрежден об уголовной ответственности по статье 307 УК РФ.

Тем не менее, в некоторых случаях суды оценивали сходные обстоятельства иным образом. Например, Челябинский областной суд в апелляционном определении  от 22.06.2017 по делу № 11-4408/2017, установив, что  ни в самом заключении экспертизы, ни в иных документах не содержится информация о том, что эксперты предупреждались об ответственности, предусмотренной статьей 307 УК РФ, пришел к выводу, что при  таких обстоятельствах указанное заключение не отвечает требованиям допустимости доказательств  и не может быть принято судом, а доводы апелляционной жалобы о том, что предупреждение экспертов об ответственности за дачу заведомо ложного заключения содержится в определении суда о назначении экспертизы, противоречат материалам дела, поскольку определение от не содержит фамилии экспертов, которым поручено проведение экспертизы. Кроме того, согласно позиции суда, такое предупреждение в заключении эксперт должен удостоверять своей подписью.

Отметим также, что если заключение было составлено не на основе определения суда о назначении экспертизы, а по заказу истца, и при этом эксперт не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, данное обстоятельство хотя и лишает составленный им документ силы экспертного заключения, но вместе с тем не лишает его доказательственного значения. Такой документ из круга доказательств по делу не исключается, его следует рассматривать как иное письменное доказательство (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 14.02.2017
№ 18-КГ16-187).


[1] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 № 23.

[2] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008 № 11
«О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству».

[3] Рихтерман В.Я., Родионов В.И. Доказательственное значение судебной экспертизы в арбитражном процессе. Правовые аспекты оценки заключения эксперта и возможности его критического восприятия // Закон. 2019. № 10.

[4] Рыжов К.Б. Заключение эксперта и его оценка судом в гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. № 10.

[5] Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / С.Л. Дегтярев, В.М. Жуйков, А.В. Закарлюка и др.; под ред. И.В. Решетниковой. 5-е изд., доп. и перераб. М.: Норма, Инфра-М, 2011.

[6] Рихтерман В.Я., Родионов В.И. Доказательственное значение судебной экспертизы в арбитражном процессе. Правовые аспекты оценки заключения эксперта и возможности его критического восприятия // Закон. 2019. № 10.

[7] Определение КС РФ от 19.11.2015 № 2585-О.

[8] Румак В. Все эксперты должны работать по единым правилам [Интервью с С.А. Смирновой] // Закон. 2019. № 10.

[9] Постановление АС Московского округа от 28.05.2015 № Ф05-4682/2015 по делу № А41-10796/13; Постановление АС Поволжского округа от 04.06.2015 № Ф06-23687/2015 по делу № А72-12911/2013; Постановление АС Северо-Кавказского округа от 28.07.2015
№ Ф08-4373/2015 по делу № А20-2923/2013; СИП от 30.10.2017 № С01-756/2017 по делу № А22-1225/2016.

[10] Постановление Второго ААС от 03.06.2019 № 02АП-1908/2019 по делу № А28-6749/2014; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 04.03.2013 по делу № А15-1755/2011; Постановление Одиннадцатого ААС от 29.03.2018 № 11АП-2492/2018 по делу № А65-21879/2017; Постановление Восьмого ААС от 16.07.2014 № 08АП-3789/2014 по делу № А75-3156/2012.

«ну, что ж… обыкновенные люди…
в общем, напоминают прежних…
квартирный вопрос только испортил их…»
(М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»)

«Квартирный вопрос» вместе с ростом цен на недвижимость продолжает изменять реальность, в которой обитают жители столицы и окрестностей, а с приходом капиталистических реалий все процессы невероятно ускоряются. Для претендентов на имущество становится невыносимым ожидание, и столкновения, ранее обыкновенно относившиеся к периодам дележа наследства, ныне случаются и до его открытия.

Предвосхищение наследственного спора удобнее всего организуется путём ограничения правосубъектности вероятного наследодателя, ибо гораздо проще заранее лишить его права распоряжаться нажитым, чем потом спорить с конкурентами об осмысленности решений и сделок.

Сама по себе инициатива о признании вероятного наследодателя недееспособным, если он не получает психиатрическую помощь, имеет существенные юридические ограничения. Круг лиц, имеющих право возбуждать соответствующий процесс в суде, установлен пунктом 2 ст. 281 Гражданско-процессуального кодекса РФ. И кроме органов опеки там указан только закрытый перечень близких родственников в виде родителей, детей, братьев и сестёр.

Кроме того, в случае, когда пожилой собственник сам не жаждет общения с психиатрами, вероятным наследникам приходится изобретать способы принудительного освидетельствования, результаты которого и должны быть положены в обоснование решения о недееспособности.

Но поскольку психиатрическая помощь относится в весьма специфической разновидности медицинских услуг, то и порядок её оказания строго регламентирован законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.1992 N 3185−1.

И согласно пункту 1 ст. 24 этого закона, врач-психиатр имеет право самостоятельного принятия решения о проведении освидетельствования человека, не находящегося в профильном стационаре, только в одном случае: когда обследуемый совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает его непосредственную опасность для себя или окружающих. В иных случаях. В том числе и при наличии таких же предположений, но даже, если налицо беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или возможен вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи, врач может проводить освидетельствование лица без его согласия или без согласия его законного представителя исключительно с санкции судьи.

В последний день января 2022 года, в одном из индивидуальных домов около МКАД, где место расположения определяет баснословность цены вопроса, была зафиксирована попытка организации принудительного освидетельствования пожилого собственника дома врачом психиатром.
Вероятным организатором вторжения можно предполагать дочь собственника, которая заблаговременно подала в местный отдел МВД заявление об угрозе жизни своего отца в связи с состоянием его здоровья.

Таким образом, ею были синтезированы обстоятельства, формально подпадающие под признаки п. «б» и «в» части четвёртой статьи 23 закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», что допускало, по мнению дочери, отступление от требований закона о порядке оказания такой помощи.
Проще говоря, прибывшие на место участники операции рассчитывали обойтись всего-навсего без санкции суда и провести освидетельствование собственника дома в врачом-психиатром без его согласия под предлогом угрозы его же жизни. А подвели их всего два обстоятельства: сломанный замок входной двери, не позволивший быстро проникнуть в помещение, и оперативное прибытие адвоката.

Попытка врача проникнуть к собственнику дома уже в присутствии адвоката, даже и «под прикрытием» сотрудника полиции, была встречена разъяснением юридических особенностей данной процедуры с фиксацией процесса на видео. После публичного оглашения основных требований к порядку оказания психиатрической помощи «под камеру» врач сам отказался от проведения освидетельствования.

Правда, увидеться с собственником дома врачу в тот день всё же довелось: с учётом заявления дочери об угрозе жизни собственника дома, прибывший на место лично начальник отдела МВД потребовал от врача, как единственного находящегося на месте событий медицинского работника, подтвердить удовлетворительное состояние здоровья отца заявительницы и отсутствие непосредственной угрозы его жизни.

Таким образом, совпадение объективных факторов и действия адвоката, в данном случае, способствовали соблюдению законодательства и пресечению незаконной попытки психиатрического освидетельствования собственника дома без его согласия.

Однако, увеличение в практике случаев ведения процессов о признании граждан недееспособными позволяет предположить расширение использования данной процедуры для спорных ситуацией с имуществом граждан. Что, конечно, повышает востребованность квалифицированной юридической помощи адвокатов, но и граждан должно подвигнуть к более пристальному анализу возможных угроз в контексте описанного случая.

Экспертиза

Нам поступили следующие отзывы и комментарии:

1. Лингвистическое заключение специалиста Гильдии экспертов по религии и праву Савина Г.А. (кандидат филологических наук, преподаватель кафедры общего и русского языкознания филологического факультета Российского униерситета дружбы народов, стаж работы по специальности 16 лет).

Заключение специалиста Савина

2. Статья "Язык до Киева доведет?" адвоката Люберецкой городской коллегии адвокатов Корчагина М.А. (опубликована в информационно-аналитическом журнале "Религия и право" 02 (69) 2014)

Статья адвоката Корчагина.doc